Душевность

Душевность — тесное единство духовной и чувственной жизни, внутреннего содержания души.

В англoязычной психологии «soul» (душа) вытеснилось понятием «mind», которое указывает на «ум», на деятельность мозга. Стоит лишь употребить слово «душа» не только в психологическом, но даже в философском или эстетическом исследовании — и сразу тебя обвинят в неточности, ненаучности. Но нет неточных слов. Есть люди и целые научные школы, концепции, направления, непонятливые или нечувствительные к словам. Если слово существует, оно ничем не заменимо, у него есть свой предельно точный смысл.

Что же такое душевность? Мы будем говорить не о «душе» как понятии метафизическом, но о душевности как человеческом свойстве, которое присуще далеко не всем, но эмпирически знакомо и наблюдаемо почти всеми. Душевность — это не просто одушевленность, т. е. наличие души, но мера ее деятельности, интенсивный способ ее проявления в характере и межличностном общении. По каким признакам мы выделяем душевность?

Нужно отличать душевность от доброты. Трудно представить себе душевного человека злым, но и добрым он быть не обязан. Среди известных мне американцев немало добрых людей, готовых многое сделать для ближнего, поделиться насущным, пустить беженцев в дом, усыновить сирот, навсегда осложнить и даже испортить себе жизнь этим соучастием к чужим бедам, — и, тем не менее, душевностью они не отличаются. Напротив, могут при всем этом быть сухими, замкнутыми, даже жесткими по характеру.

Душевность связана с такими свойствами, которые противоположны сухости, холодности, жесткости. Это своего рода теплая влажность, текучесть внутреннего состава человека. В душевном человеке ощутима прежде всего его открытость душе другого, готовность вбирать ее состояния и делиться своими. Душевный человек течет, переливается в других людей. Он неравен себе, он колышется, как волна или пламя, его то больше, то меньше. Береговую линию вокруг него трудно провести, она смывается приливом — отливом. Его душе не сидится на месте, она бродит вокруг да около.

Но душевность никоим образом нельзя путать с общительностью, экстравертностью. Человек необщительный, замкнутый, погруженный в себя, интроверт — тоже может быть очень душевным. Его часто посещают лирические состояния, которые уводят его далеко и высоко от реальности и даже от какой-то определенной внутренней темы. Он любит замечтаться, задуматься, уплыть во все и в никуда. Это не работа ума, или памяти, или воображения, которая сосредоточена на определенных понятиях или образах. Это именно работа души, которая пытается вызвать в себе какие-то всеохватные состояния или справиться с ними. Душевный интроверт часто входит во внутреннее общение
с другим человеком, мысленно пребывает с ним в одном пространстве, носится с ним по волнам любви, дружбы, понимания, вдохновения.

Душевность связана с такими свойствами, которые противоположны сухости, холодности, жесткости. Это своего рода теплая влажность, текучесть внутреннего состава человека. В душевном человеке ощутима прежде всего его открытость душе другого, готовность вбирать ее состояния и делиться своими. Душевный человек течет, переливается в других людей. Он неравен себе, он колышется, как волна или пламя, его то больше, то меньше. Береговую линию вокруг него трудно провести, она смывается приливом — отливом. Его душе не сидится на месте, она бродит вокруг да около.


Таким образом, душевность может быть экстравертной и интровертной, причем в одном и том же человеке. Душевность проявляется вовне как симпатия, способность сопереживать другим людям, принимать близко к сердцу их беды и радости и доверять им свои; а внутренне — как лиризм, способность сливаться с окружающей природой или искусством, выходить за границы своего «я», за пределы места и времени, уноситься к чему-то или кому-то дальнему. Душевность — это подвижность внутренней жизни, которая не ставит преграды между своим и чужим, между «я» и миром, которая склонна отвлекаться от дела, от существа, от понятия, от истины и пользы и расплываться вокруг да около каким-то щедрым мазком, вольной волной, воздушным облаком. По словам Новалиса, «место души там, где соприкасаются внешний и внутренний миры, где они проникают друг в друга. Оно в каждой точке проникновения».